См. предыдущую редакцию.
(наименование постановления в редакции постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 19 мая 2018 года № 17)
 Комментарий LexUz
(с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума Высшего хозяйственного суда от 28.12.2007 г. № 176)
Закон Республики Узбекистан «О договорно-правовой базе деятельности хозяйствующих субъектов» (далее по тексту — Закон), принятый 29 августа 1998 года, имеет важное значение в упорядочении новых по содержанию экономических отношений, возникающих в условиях рыночной экономики и в укреплении договорной дисциплины между хозяйствующими субъектами. Особенно велика роль указанного Закона в укреплении экономических связей субъектов малого и среднего бизнеса, частных предпринимателей, не имеющих еще достаточного опыта заключения договоров, в защите их прав и интересов в договорных отношениях с различными снабженческими, заготовительными и монопольными предприятиями и организациями.
См. предыдущую редакцию.
Данный Закон служит одним из основных правовых источников в обеспечении законного разрешения часто встречающихся в деятельности экономических судов споров, возникающих из договорных отношений. Вместе с тем, в практике применения экономическими судами данного Закона встречаются некоторые вопросы.
(абзац второй преамбулы в редакции постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 19 мая 2018 года № 17)
См. предыдущую редакцию.
В целях обеспечения единообразного применения в судебной практике Закона, на основании статьи 47 Закона «О судах», Пленум Высшего хозяйственного суда постановляет:
(абзац третьий вступительной части в редакции постановления Пленума Высшего Хозяйственного суда Республики Узбекистан от 13 марта 2015 года № 277)
См. предыдущую редакцию.
1. Хозяйственным судам при применении Закона следует придерживаться требований ГК РУз, соответствующих законов и указов Президента, постановлений Кабинета Министров, а также других законодательных актов.
(пункт 1 в редакции постановления Пленума Высшего Хозяйственного суда Республики Узбекистан от 13 марта 2015 года № 277)
2. При рассмотрении споров, вытекающих из договорных отношений в соответствии со ст.ст. 10 — 15 Закона, ст.ст. 364 — 385 ГК РУз, судам необходимо иметь в виду, что только полный и безоговорочный ответ стороны о принятии предложения заключить договор (оферты) может считаться акцептом. Ответ о согласии заключить договор на иных условиях, чем предложено в оферте, или частичное принятие оферты, не считается акцептом, а является встречным предложением.
3. В соответствии со ст. 108 ГК РУз и ст. 11 Закона хозяйственные договоры заключаются в письменной форме. Несоблюдение письменной формы договора (устное соглашение) не влечет за собой его недействительность (за исключением случаев, прямо предусмотренных в законодательстве). Судам необходимо иметь в виду, что при рассмотрении споров, возникающих в связи с несоблюдением письменной формы договора, стороны лишаются права подтверждать его совершение, содержание или исполнение свидетельскими показаниями. Однако, они вправе использовать письменные или иные доказательства.
При этом суды, исходя из сути требований ст. 363 ГК РУз, должны принимать во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.
Суды при рассмотрении споров о заключении или изменении договоров должны иметь в виду, что в соответствии со ст. 141 ХПК РУз по спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части указывается решение по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключения договора четко указываются условия, на которых стороны обязаны заключить договор.
См. предыдущую редакцию.
5. Экономические суды, рассматривая споры о признании договора недействительным или о расторжении договора, должны обращать особое внимание на тот факт: отвечает ли текст договора требованиям, предусмотренным ст. 10 Закона. Хотя отсутствие в договоре вышеуказанных условий, не влечет за собой недействительность договора, но сужает возможность правовой защиты. Поэтому судам необходимо рассматривать вопрос привлечения должностных лиц, допускающих заключение подобных договоров, к ответственности, предусмотренной законом.
(абзац первый пункта 5 в редакции постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 19 мая 2018 года № 17)
6. В соответствии со ст. 356 ГК РУз в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, судам необходимо иметь в виду, что исполнение договора должно быть оплачено по средней рыночной цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары (работы, услуги).
См. предыдущую редакцию.
7. Если срок исполнения обязательства не установлен либо определен моментом востребования, то кредитор согласно статье 242 ГК вправе требовать исполнения, а должник обязан произвести исполнение такого обязательства в семидневный срок со дня предъявления требования кредитором, если обязанность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства.
(пункт 7 в редакции постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 19 мая 2018 года № 17)
8. Судам необходимо учитывать, что для хозяйственных договоров применяются общие правила признания сделок недействительными вследствие: несоблюдения требуемой законом формы сделки (ст. 115 ГК); совершения ее под влиянием заблуждения (ст. 122 ГК); совершения ее под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 123 ГК); мнимости и притворности (ст. 124 ГК).
Согласно ст. 116 ГК РУз сделка, содержание которой не соответствует требованиям законодательства, а также совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. Такая сделка в соответствии со ст. 114 ГК РУз не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее заключения.
В других случаях, когда, например, при заключении договора не учтены положения Указа Президента Республики Узбекистан от 12 мая 1995 года «О мерах по повышению ответственности руководителей предприятий и организаций за своевременность проведения расчетов в народном хозяйстве», которым запрещен отпуск продукции, выполнение работ и оказание услуг без предоплаты в размере не менее 15% стоимости поставляемой продукции (работ, услуг), или положения п.п. 4 и 5 Указа Президента Республики Узбекистан от 9 августа 1996 года «О мерах по повышению ответственности хозяйствующих субъектов за расчеты с бюджетом», на основании которых запрещено заключение контрактов на поставку продукции на бартерной основе, а также расчеты через третьих лиц, суд, рассматривая спор по существу, решает вопрос об ответственности виновных должностных лиц в заключении такого договора с привлечением их к уголовной, административной или дисциплинарной ответственности.
См. предыдущую редакцию.
9. В соответствии с частью второй статьи 21 Закона для заключения хозяйственных договоров стороны вправе получать письменные заключения юридических служб или привлеченных адвокатов.
(пункт 9 в редакции постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Узбекистан от 30 сентября 2015 года № 286)
10. По общему правилу, меры ответственности, предусмотренные в статьях 25, 32 Закона, применяются в том случае, если законодательством или договором не предусмотрено иное. Если ответственность за нарушение договорных обязательств предусмотрена в хозяйственном договоре, то применяется договорная ответственность.
Если договором предусмотрена ответственность за неисполнение лишь отдельных условий договора, ответственность за эти случаи применяется по договору. При нарушениях договорной дисциплины, не предусмотренных договором, должна применяться ответственность на основании соответствующих статей главы 5 Закона. В частности, когда ответственность за непоставку товаров в указанный срок предусмотрена договором, а ответственность за поставку товаров ненадлежащего качества, ассортимента и сортности, за просрочку оплаты, отправки товарно-транспортных накладных, неиспользование аккредитива и других случаев договором не предусмотрена, то ответственность за нарушение договорной дисциплины, предусмотренной договором, применяется на основании договора, а в случаях нарушения договорной дисциплины, не предусмотренной договором, применяется ответственность в соответствии со статьями 26, 29, 30 Закона.
12. При применении части 1 статьи 32 Закона судам необходимо выяснять обстоятельства неоплаты товаров (работ, услуг). Уклонением от оплаты признается неоплата при наличии возможности произвести оплату, безосновательное непризнание долга, отказ от составления акта сверки кредиторскодебиторской задолженности, фиктивная неплатежеспособность и т. д. Если у должника нет финансовой возможности оплатить товары (услуги, работы), но он, признавая долг, предпринимает действия по его оплате, то эти действия не должны оцениваться как уклонение от оплаты.
См. предыдущую редакцию.
(абзац второй пункта 12 в редакции постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Узбекистан от 23 декабря 2016 года № 307)
См. предыдущую редакцию.
Предусмотренная частью второй статьи 32 Закона пеня применяется и в случаях несвоевременной оплаты стоимости услуг и работ. Размер пени исчисляется в процентах относительно суммы неисполненной части обязательств (суммы неоплаты или просроченного платежа, суммы невыполненных работ, услуг), а не цены договора.
(абзац третий пункта 12 в редакции постановления Пленума Высшего хозяйственного суда Республики Узбекистан от 23 декабря 2016 года № 307)
14. Согласно ст. 34 Закона взыскание неустойки не освобождает сторону, нарушившую договорные обязательства, от возмещения причиненных убытков. В состав убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств входят понесенные другой стороной расходы, которые произвело лицо, чье право нарушено, или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или порча имущества, а также неполученный доход вследствие невыполнения другой стороной договорных обязательств.
15. При рассмотрении хозяйственных дел судам следует выявлять договоры, заключенные формально, как правило, в интересах заготовительных, снабженческих, или, оказывающих услуги, монопольных организаций в ущерб субъектам предпринимательства. Виновные руководители и другие должностные лица, допустившие нарушения при заключении и исполнении договоров, подлежат привлечению к ответственности на основании Указа Президента РУз от 4 марта 1998 г. «Об усилении ответственности должностных лиц за экономическую несостоятельность хозяйствующих субъектов и исполнение договорных обязательств». При этом судам необходимо уделять особое внимание вопросам возмещения ущерба с виновных должностных лиц путем привлечения их к материальной ответственности.
В соответствии со ст.ст. 8, 9 Закона, давая оценку роли и деятельности местных органов государственной власти и управления по реализации своих полномочий в сфере договорных отношений, в случае, если этими органами нормы данных статей не исполняются, суды вправе вносить им представления об устранении обнаруженных нарушений и в установленном законом порядке применять меры взысканий к виновным должностным лицам.
См. предыдущую редакцию.
16. При подготовке дела и его судебном разбирательстве (определении и применении неустойки, убытков, привлечении к ответственности виновных в нарушении договорных обязательств лиц) судам необходимо придерживаться требований постановление Пленума Высшего хозяйственного суда от 15 июня 2007 года № 163 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами гражданского законодательства, регулирующих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств».
(пункт 16 в редакции постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 19 мая 2018 года № 17)